На главную Несколько слов о форме

Несколько слов о форме

 

Классические образцы научной фантастики отличаются в большинстве своем глубоким подтекстом, реализующим потребность автора использовать фантастическое допущение для исследования и осмысления окружающей нас отнюдь не фантастической реальности.

В этом смысле можно с уверенностью отметить, что все участники конкурса «Метафорическая деформация — 2018» следовали высоким образцам, поскольку практически каждый рассказ имеет в своей основе серьезную идею. В этом году нет авторов, карабкающихся в башню из слоновой кости. Каждому есть что сказать миру, непосредственно из гущи событий. Самым характерным в этом смысле является, пожалуй, рассказ Юлии Рушковской «За стеной», расположенный буквально на границе жанров научной фантастики и политической сатиры.

Поскольку с идеями, с социальным или философским подтекстом все более или менее в порядке, имеет смысл обратить внимание на форму, которая немного отстает в этот раз от содержания.

Начнем с самой банальной в силу своей обязательности темы — с языка. Даже рассказ Андрея Оболенского «Что наша смерть», являющийся безусловным лидером конкурса, грешит досадными мелочами вроде «все он избежал», «полными кремовой стружкой бородами» и других, что, впрочем, легко переносится на фоне безусловных достоинств: умения выразить в притче самые больные и неприглядные стороны отечественной истории, а также использования слегка «старомодного» слога ритмизированной прозы в осторожном и органичном сочетании со вполне современной просторечно-сленговой лексикой.

У других авторов дело мелочами не ограничивается. В широком диапазоне — от простора для дальнейшей работы над правильностью языка (ИюлайМасалин «Окружность забирает все!») до языка в целом правильного, но не слишком выразительного (Галина Соловьева «Практические занятия»).

Теперь о сюжете. Не у всех авторов сюжет крепко скроен. Например, довольно рыхлый сюжет в рассказах Дмитрия Динеро «Оверстейщик» и у Ольги Гришиной в «Солнце внутри». Причем, второму автору нелишним было бы определиться с жанром — это все-таки сказка, фэнтези или научная фантастика.

В рассказах Павла Леца «Квартира», Морганы Рудневой «Метель» и Георгия Панкратова «Река снов» — в целом произведениях состоявшихся — несколько теряется в сюжетной линии кульминация. Для облегчения восприятия и совершенствования формы неплохо было бы сделать кульминацию более очевидной.

Подводя итог, можно поздравить и участников конкурса, и организаторов с еще одним серьезным шагом в развитии жанра научной фантастики и выразить надежду, что проделанная работа принесет пользу в дальнейшем .

Марина Балуева